17 | 10 | 2017
Российский Троицк – город на границе тюркского и славянского миров
Автор: www.fergananews.com   
25.01.2011 08:29

С момента своего основания в 1743 году город Троицк, расположенный на самом юге российской Челябинской области, на границе с Казахстаном, был и остается городом пограничным, двуязычным, двуконфессиональным. С одной стороны – форпост православия, что читается в самом названии города. У города – историческая державная роль оренбургского казачества, русского купечества и крестьянства. С другой стороны - огромный тюркский мир: внутренний - татаро-башкирский, внешний - казахский, узбекский, киргизский… 

С самого начала своего существования Троицк являлся центром притяжения казахского населения Среднего и Младшего Жузов и Восточного Туркестана. В XVIII-XIX вв. из Троицка регулярно отправлялись караваны в Бухару, Ташкент, Хиву, Коканд, Ходжент, Кашгар и другие города Центральноазиатского региона. Казалось бы, прошло уже много лет, но даже сегодня, бродя по троицким улицам, ощущаешь это восточное влияние.

О причинах и следствиях пограничного положения Троицка корреспондент «Ферганы.Ру» беседует со знатоком тюрко-мусульманской истории города, доцентом кафедры профессионального обучения, истории и философии Уральской государственной академии ветеринарной медицины Рауфом Гизатуллиным.


Просмотреть увеличенную карту

- Рауф Назипович, как вышло, что Вы увлеклись этой стороной истории города?

-
Увлечение это связано с моим интересом к краеведению. Город наш – старый. С детства мне попадали в руки старые вещи, как и у любого мальчишки, сначала это были старинные монеты, которых раньше было полным полно в нашем городе, не только российские дореволюционные, но и более ранние, восточные монеты, которые можно было найти буквально под ногами, на дорогах после дождя. Подобные находки вызывали интерес к истории города, который подогревался массой легенд, преданий. Позже родился уже профессиональный интерес. А история Троицка многообразна, особенно интересна его этническая составляющая – славяно-тюркская. Поскольку тюркское население было по преимуществу мусульманским, то в своих исторических изысканиях я все чаще обращал внимание на этноконфессиональные аспекты.

- И в прошлом, и в настоящем Троицк стоит на границе с Центральной Азией, оказала ли эта «пограничность» влияние на жизнь троичан?

-
Да, конечно. Сам феномен троицкой культуры - такой многогранной, полиэтничной и поликонфессиональной - возник благодаря тому, что город стоял на порубежье России с тюркским миром, с Казахстаном и Средней Азией. Татары здесь, в общем-то, оказались только потому, что российскому правительству нужны были посредники – торговцы, толмачи, проводники, караванщики, - для проникновения в «Полудённую Азию», как ее по преданию, называл Петр I. Именно вследствие соседства с Казахстаном и Центральной Азией город развивался и рос: сначала благодаря меновой торговле, а потом и оптовой торговле с народами этого обширного региона. В Троицке всегда было сильно влияние казахской и центральноазиатской культуры на бытовом уровне.

- В чем это выражалось?

Рауф Гизатуллин

Рауф Гизатуллин

- Это выражалось в том, что у нас не только татары, но и русские купцы, да и простые люди - из числа коренных троичан - владели своеобразным языком вроде lingua franca – смесью татарского, казахского и башкирского, этаким замесом тюрки, на котором на Меновом дворе (по-тюркски «Менамна») во время «сатовки» (видимо от сату – продажа) можно было договориться с кем угодно о поставках любого товара. Вот маленький пример из истории семьи известного дореволюционного адвоката Ф.Н.Плевако. Его мать, дочь знатного казаха, пятилетней девочкой потерялась в степи после ночного нападения на родной аул, и после двух дней скитаний вышла к реке, на противоположном берегу которой стоял Троицк. Одна из прачек (Груша – кухарка управляющего троицкой таможней), услышав детский плач, на руках перенесла ребенка вброд на свою сторону. «Женщина спросила меня, хочу ли я есть, - вспоминала мать Федора Никифоровича. – Я ответила «Хочу, очень хочу!» - «Где твои мать и отец?» - «Их убили там», - я указала в сторону, откуда пришла. Потом жила в людской у прислуги барыни. Постепенно я забыла киргизский язык и научилась говорить по-русски».

Ясно, что при первой встрече Груша общалась с девочкой по-тюркски. Я сам ещё застал в детстве русских старушек, бойко болтающих по-татарски.

В быту восточное влияние выражалось в широком использовании паласов, войлоков, кошм, ковров. В питании вошли в широкое употребление восточные лакомства (тростниковый сахар, рахат-лукум, сухофрукты), плов, кумыс. Причем не башкирский, а именно казахский, который считается более целебным за счет трав, выросших на солончаках, который дает уникальное сочетание микроэлементов. Кстати, и мясо ценится только у той овечки, что выросла в степи, а вот коровье молоко лучше с горных пастбищ. В конце XIX в. многие троичане держали частные кумысолечебницы, весьма популярные, т. к. тогда в России свирепствовала чахотка.

- Присутствовало ли в Троицке постоянное население из Центральной Азии, чем оно занималось и как жило?

- Безусловно. Помимо татар и башкир, в городе постоянно проживали казахи, как местные, так и приезжающие для торговли, а также купцы из Бухары, Хивы и Коканда (в конце XIX века мусульманское население Троицка составляло в среднем 40% от общего количества жителей – прим. ред.). Но их было немного. Так в 1866 году в Троицке проживали постоянно 537 казахов (обоего пола) и 117 «среднеазиатцев» (из них женщин – 11 чел.). Соответственно - 7% и 1,5% от общего количества горожан. Вроде бы мало, но это примерно 1/5 часть тогдашней мусульманской общины. О них писали, что они имели богатые дома.

 

Среднеазиатское население делилось на две категории – собственно купцов и проживающих в Троицке резидентов – крупных купцов, чьим постоянным местом проживания были города Центральной Азии. Вот как писала в 1849 г. местная газета: «Многие Бухарцы приезжают сюда, что называется, пожить нараспашку, пощеголять в шолковых халатах, не дозволенных им на месте, попить дурного бальзама и вечерком прогорланить дико песенку, окампанируя себе на чем-то в роде русской балалайки, заложив руки с важностью посмотреть из окна на нарумяненные щечки прокатившейся купеческой дочки; есть ещё такие, которые поселились навсегда в Троицке, выстроив себе дома, и даже застраховав их».

Следы пребывания представителей этих народов мы можем найти в современном облике троицких татар. С одной стороны, они сохраняют самосознание казанских татар (что уникально для Челябинской области, татарское население которой формировалось в основном за счет мишарей и тептярских групп), и очень гордятся этим, но с другой троичане несколько отличаются от казанцев антропологически. Сказываются последствия не только традиционных браков с башкирами, но и с казахами; многие старинные троицкие семьи ведут свое начало от тех или иных выходцев из Центральной Азии. Так, богатые татарские купцы, которые занимались караванной торговлей с городами региона и могли себе позволить содержать не одну жену, регулярно привозили из Туркестана невест.

В летнее время, с мая по октябрь, во время торжищ, население Троицка возрастало в несколько раз за счет приезжих торговцев из государств Центральной Азии. Они активно участвовали в жизни местной мусульманской общины. Источники упоминают, что вторая соборная мечеть Троицка (всего до революции в городе было 7 мечетей – прим. ред.) была построена в 1835-1838 гг. по ходатайству «Бухарского караванного начальника» Искандера Бабажанова. Предположительно его потомок, троичанин Амирфаиз Бабажанов (1867 – 1943) был известным исполнителем песен тюрко-язычных народов, в т.ч. на узбекском и казахском языках, существовали даже его граммофонные записи.

Особенностью духовной жизни мусульманской общины города XIX в. являлось то, что троицкие мусульмане были истово религиозны и консервативны. Приезжие муллы, получившие образование в медресе на территории Уфимской и Казанской губерний, отмечали, что им трудно найти общий язык с троицкой общиной, уж больно они категоричны в своих оценках и суждениях. Это объяснялось влиянием мулл, получивших образование в медресе Центральной Азии, в т.ч. бухарских, известных своим религиозным ригоризмом и консерватизмом, а также тем, что многие троичане подолгу жили в Туркестане.

Последние караваны из Троицка уходили в октябре, в декабре переходили Сырдарью, а в обратный путь отправлялись в середине марта, чтобы успеть к открытию троицкой ярмарки. И если в пути через степь троицкие купцы и их приказчики служили примером богослужения для своих караванщиков-казахов, то за Сырдарьёй сотни тысяч глаз следили уже за троичанами – истинные ли они мусульмане, не притворяются ли?.. Да и в самом Троицке, как я уже говорил, жили выходцы из эмирата и ханств Центральной Азии. Поэтому клирики и прихожане мечетей Троицка до последней трети XIX в. старались до мелочей (насколько это можно говорить в отношении религии) придерживаться правил, принятых в Бухаре и Коканде. Как писали дореволюционные исламоведы: «…обрядовая сторона мусульманства в Троицке проявляется ярче, чем даже в Уфе. В Троицке же сосредотачиваются носители мусульманской премудрости и бдительные стражи ее интересов в лице местных мулл… откуда зорко следят за неприкосновенностью религии правоверных в окружающих странах, и где сосредотачиваются все вести о положении дел мусульманства».

- Сохранились ли с тех времен какие-то постройки, свидетельствующие о присутствии в городе выходцев из Центральной Азии?

- Меновой двор – памятник экономической жизни города, к сожалению, в 1920-е гг. был разобран на кирпичи, но сохранились Азиатские торговые ряды, построенные купцом Яушевым и его компаньонами в 1860-е гг. Часть помещений этих торговых рядов арендовали купцы из Центральной Азии.

- После присоединения этого региона к Российской империи и утрате Троицком пограничного статуса вплоть до распада СССР, сохранялось ли его влияние на народы Центральной Азии?

- Присоединение Центральной Азии ослабило традиционную посредническую роль троицких мусульман в приграничной и караванной торговле. Это заставило их модернизировать производство, осваивать новые рынки, открывая свои торговые и промышленные предприятия в городах Центральной Азии и внутренних степных ярмарках. Многие татарские купцы, в том числе Бакировы, Яушевы имели свои фруктовые и хлопковые плантации на территории современного Узбекистана. Кроме того, благодаря духовным связям с Туркестаном, Троицк стал одним из проводников распространения суфийского ордена Накшбандийа на территории Урала и Поволжья. Благодаря усилиям великого суфийского шейха этого ордена Зайнуллы Расулева (1833-1917), который был имамом одной из городских мечетей, Троицк стал общероссийским центром мусульманского просвещения, в Троицке начали работать джадидистские медресе (от араб. «джадид» – «новый», реформистское медресе, характеризующееся введением звукового метода обучения, классно-урочной системы и преподаванием ряда светских дисциплин – прим. ред). В частности, в знаменитом медресе «Расулия», названном по имени З.Расулева, учились основоположник казахской литературы Султанмахмут Торайгыров, каракалпакский поэт Ажинияз Косыбай-улы и другие представители молодой интеллигенции народов Центральной Азии и Казахстана.

В советское время Троицк продолжал оставаться авторитетным духовным центром в глазах тех же жителей Казахстана, что получили здесь образование, а также жителей приграничных с Челябинской областью регионов Республики. Шакирды (студенты – прим. ред.) троицких медресе дожили до 1970-х гг. и передали своим детям легенды и предания о Троицке. Не случайно на излете советского времени немало казахов посещало третью мечеть г. Троицка (единственную, работавшую в то время). Не забывали казахи и древнее мусульманское кладбище в южном пригороде, захоронения которого относятся к XVI в. и почитаются казахами, как священные. А сегодня немало паломников из Казахстана стремятся помолиться на могиле Зайнуллы Расулева. На гранях обелиска на его могиле имеются сколы, но это не дело рук пьяных вандалов или атеистов-безбожников. У казахов распространен народный ислам, согласно которому необходимо отломить кусочек от надгробья исламского святого – аулия, истолочь его в пыль, смешать с кумысом и выпить. Такое снадобье, согласно поверью, лечит от болезней, что касается могилы Расулева, то, порошок от его надгробия якобы излечивает от бесплодия. Некоторые паломники из Центральной Азии, где распространен культ поклонения аулия, также оставляют на его могиле монеты и скромные подарки, надеясь на заступничество и помощь шейха.

Рауф Гизатуллин

Надгробие на могиле Расулева

- Что связывает город с Центральной Азией сегодня?

- Конечно, сегодня связи скромнее, чем в XVIII в. У нас имеется компактно проживающее казахское население, действует национально-культурная автономия, ей руководит Раиса Давлетовна Дусанова. Автономия поддерживает тесные связи с Казахстаном, в частности, проводит замечательный по своей красоте праздник Навруз. В наших вузах учатся студенты из соседних областей Казахстана. С распадом СССР Троицк вновь приобрел статус пограничного города. У нас есть пункт таможенного контроля, но если раньше товары менялись прямо на границе, то сегодня, пройдя таможенную проверку, товары из Казахстана и др. республик СНГ, направляются прямиком в глубь России. В последние годы появилось немало предпринимателей и гастарбайтеров из Таджикистана, в основном, они верующие люди, поэтому активно участвуют в жизни наших мечетей. Хотелось бы, чтобы Троицк, богатый своей историей, возродил свою роль богатого торгового города, а также центра мусульманского благочестия и культуры, почитаемого единоверцами из Центральной Азии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Беседовал Алексей Старостин (Троицк - Екатеринбург).Фото автора и из архива Р.Гизатуллина

Обновлено 25.01.2011 08:59
 
Запись на прием врачу

Актуальное видео


Праздники

Праздники сегодня