15 | 12 | 2017
Неплюев Иван Иванович - Страница 3
Автор: Administrator   
12.10.2006 03:13
Индекс материала
Неплюев Иван Иванович
Страница 2
Страница 3
Все страницы


Зная мечту Петра I «отворить врата в полуденную Азию», Неплюев многое сделал для того, чтобы Оренбург стал центром русско-азиатской торговли. Он писал приглашения во все магистраты, посылал татар Сеитовской слободы приглашать киргизцев, хивинцев, ташкентцев, кашкарцев, трухменцев и бухарцев.

Татары как нельзя лучше исполнили волю губернатора, и уже в 1745 году в Оренбурге происходила значительная торговля. Как писал сам Неплюев, «знатный торг в Оренбурге возымел начало». В 1749 году Неплюев докладывал в Сенат:

«…В прошлом году русские купцы получили в Оренбурге серебра персидского монетою от азиатских купцов 71 пуд 13 фунтов, а с последней половины текущего года прибыло несколько бухарских и хивинских караванов, в которых тамошних обыкновенных товаров очень немного, но персидского серебра 418 пудов 22 фунта, а так как привозных туда из России товаров только на 140 тысяч рублей, из чего надобных азиатским купцам едва достанет ли, то по просьбе русских купцов принужден он дать им на почтовые подводы подорожные, с которыми они на своём коште отправляют нарочных в Москву и другие города, чтоб как можно скорее ещё доставить нужных товаров в Оренбург. Сверх того, писано в Казань, чтоб тамошние купцы спешили туда же с своими товарами, ибо если однажды русских товаров азиатским купцам не достанет, то этим они могут быть отохочены от приезда в Оренбург в большом числе».

Но Неплюев и на посту губернатора оставался государственным деятелем, мыслящим в масштабе всей Империи и заботящимся о её процветании. Именно поэтому, встревоженный тем, что из привезённого «азиатцами» серебра большую часть взяли за свои товары астраханские купцы, Иван Иванович счёл своим долгом предупредить тамошнего губернатора, чтобы это серебро через имеющийся в Астрахани порт не уплыло обратно в Персию.

Особое внимание уделялось налаживанию торговли, ее путей, их безопасности. При Неплюеве торговля в крае получила бурное развитие. Благодаря его призывам в Оренбург, двинулись сотни и тысячи русских и среднеазиатских купцов. Вскоре Оренбург сделался главным пунктом меновой торговли между русскими и азиатскими купцами, и для удобства её были выстроены гостиный и меновой дворы: гостиный двор располагался в городе и предназначался для зимней торговли, а меновой за Яиком — для летней. Сюда в один день съезжалось несколько сот и даже тысяч купцов. Было принято решение о переселении двухсот семейств купцов-татар для ведения здесь торговли. Особенно надо подчеркнуть, что за счет пошлин в торговле покрывались все расходы по управлению края, и в то же время пошлины здесь были значительно ниже, чем по всей России (по стране 5 коп. с рубля, в Оренбургской губернии 3 коп.). Торговый оборот в Оренбурге в 1751 году достиг 2,8 млн. руб., в то время это была гигантская сумма. Особенно бойкая торговля проходила не только в Оренбурге, но также в Троицке и в Орске.

В конце 1751 года Неплюев сообщал в Петербург, что из Оренбурга с начала года «вступило в Россию золота 13 пудов 1 фунт 15 золотников, серебра — 1186 пудов 22 фунта, пошлин взято 82949 рублей». По свидетельству П. И. Рычкова, с 1748 по 1755 год через Оренбург в Россию ввезено до 55 пудов золота и 4600 пудов серебра, а это при недостатке в то время в государстве драгоценных металлов, имело важное значение. Скоро Оренбург обзавёлся даже собственной плавильней, где «сплавку» золота и серебра, согласно указу Сената, производили так, как в «Москве на монетном дворе чинится… дабы оное серебро и золото без вторичной сплавки прямо в передел было годно».

Иван Иванович много делал для обеспечения спокойствия в крае, по налаживанию добрых отношений между народами населявшими край. Общаясь с Абул-Хаиром, а затем и его сыном добился улучшения отношений со всем Казахстаном. Будучи главой края осуществлял твердую колониальную политику, хотя стремился действовать мирными средствами.

Он стремился наладить с ними экономические отношения, отстаивал их земледельческие и личные права. О его известной благожелательности по отношению к мусульманскому населению края свидетельствует открытие в Оренбурге татарской школы.

При Неплюеве распахивалась целина, прокладывались дороги, наводились мосты через реки. Именно тогда был проложен и почтовый тракт, связавший Оренбург и Троицк с Москвой и другими городами центральной части России.

Хотя в налаживании непосредственной торговли с Индией осуществлялись всего лишь начальные робкие шаги (первое путешествие в Индию каргалинских татар Якупа Агоферова и Надыра Сафарова), Неплюев составил проект о торговле России с Индией, но этому проекту, к великому его огорчению, не дали хода. Однако Иван Иванович Неплюев сумел организовать торговлю с Хивой, Бухарой, Ташкентом, со многими среднеазиатскими странами и городами на их территории. Сюда привозили не только товары, но и золото в монетах, и слитках. С 1752 года Иван Иванович добился того, что торг в Оренбурге был объявлен ярмаркой. Особенно успешно шла и меновая торговля под Оренбургом скотом, которая охватила не только десятки, но и. сотни тысяч голов разного скота.

В 1754 году, когда в Оренбурге кипела творческая, созидательная работа, преобразующая край к лучшему во всех отношениях, среди башкир был подготовлен хорошо организованный заговор, у истоков которого стоял мещеряцкий мулла Абдулла Мязгильдин, религиозный фанатик, известный в народе под прозванием Батырши Алеева. Батырше удалось склонить на свою сторону не только башкир, но и казанских татар, и киргизов. Восстание полыхнуло по всему краю почти в один и тот же час.

Несмотря на сильное недомогание, Неплюев принял на себя руководство по прекращению мятежа. Он распорядился, чтобы во всех крепостях и редутах были приняты надлежащие меры предосторожности, и потребовал присылки войск, указав при этом места, где должны были собраться вызванные полки, и дав подробные наставления, как им действовать. Одновременно с этим, Неплюев отправил киргизскому хану Нурали грамоту, в которой просил удерживать свой народ от участия в бунте, а киргизским старшинам — подарки в сопровождении толмачей из мусульман с тем же пожеланием. Но, самое главное, по всему краю были разосланы указы, обещающие прощение бунтовщикам, если те явятся с повинной. В результате восстание было прекращено, а Батырша пойман и отвезён в Петербург. По сведениям отставного генерала Оренбургского Казачьего войска Ивана Васильевича Чернова, по приказанию Неплюева, была выстроена на льду реки Сакмары изба, в которую по одному вызывались участвовавшие в восстании башкиры. Входивших солдаты опускали в прорубь под лёд. Такими были методы, перед которыми не останавливался Неплюев в борьбе с «не покорными».

Тем не менее нельзя не заметить, что Иван Иванович издал приказ об аресте Уфимского администратора П. Н. Аксакова за лихоимство и притеснения в отношении башкир.

Благодаря широко налаженной торговле, пошлинам на нее и деятельности таможни исчезла необходимость получать средства от центра на содержание Оренбургской администрации. Более того, пошлины от торговли почти в два раза превысили дотации правительства. Иван Иванович осуществил грандиозную программу развития промышленности Оренбургского края. Для этого он представил в сенат подробный план становления горнозаводской промышленности. Неплюев видел залог успеха в ускоренном сооружении медеплавительных и железоделательных заводов в сочетании казенных и частных, предпринимательских форм в их развитии. При Неплюеве благодаря его энергичной деятельности в данном направлении в крае возникло 13 железоделательных и 15 медеплавильных заводов. Кроме того, планировалось построить еще три завода. Среди вступивших тогда в строй предприятий были знаменитые Каслинский и Кыштынский заводы.

Организовав поиск полезных ископаемых в крае, И. И. Неплюев сумел, прежде всего, обогатить строительную базу. В результате было построено несколько кирпичных и два стекольных завода.

В итоге розыска полезных ископаемых были найдены: селитра, квасцы, купоросные воды, открыты нефтяные ключи, были обнаружены различные красители и т. д. Так как И. И. Неплюев сумел пробудить интерес и начать поиск и разыскание природных богатств края, открыл, тем самым, базу к процветанию промышленности.

Чувствуя, что здоровье не позволяет больше оставаться на трудном и ответственном посту оренбургского губернатора, Неплюев подал прошение об отставке, которое и было принято в 1758 году.

До 1760 года Иван Иванович жил в Петербурге как частное лицо, а затем снова поступил на службу в звании сенатора и конференц-министра, но в должности пребывал, «немым» по собственному его выражению, «ибо никто уже и мнения моего не требовал».

Двадцать восьмого июня 1762 года, при отъезде заговорщиков и будущей императрицы Екатерины II в Петергоф для принятия от Петра III отречения от престола, Неплюеву был поручен цесаревич Павел Петрович, а также и весь Петербург со всеми находившимися там войсками. Во время коронации Екатерины II в Москве, Петербург был снова оставлен на Неплюева.

Позже государыня наградила Неплюева орденом Св. Андрея Первозванного и положила ему сверх жалованья по 500 рублей в месяц. Награды «действительному тайному советнику (с 1751 года. — Авт.), сенатору и кавалеру Ивану Ивановичу Неплюеву были пожалованы за долгую службу, а особенно за учинённое им в бытность его в Оренбурге знатное приращение государственных доходов».

Между тем, здоровье Неплюева всё более ослабевало, и в середине 1764 года он, уже совершенно ослепший, явился к Екатерине II с просьбой об увольнении от службы. Императрица усадила его подле себя и, предугадывая его намерение, сказала: «Я разумею тебя, Иван Иванович! Ты конечно хочешь проситься в отставку, но — воля твоя — я прежде тебя не отставлю, пока ты не отрекомендуешь мне на свое место человека с такими же достоинствами, с какими ты». Неплюев, растроганный до слёз, отвечал:

«Нет, Государыня, мы ученики Петра Великого; проведены им сквозь огонь и воду; инако воспитывались, инако думали и инако вели себя; а ныне инако воспитываются, инако ведут себя, инако мыслят. Итак, я не могу ни за кого, ниже за сына моего ручаться».

При выходе в отставку, Неплюев получил в награду «за верную, честную, многополезную и продолжительную службу» несколько деревень в Малороссии и двадцать тысяч рублей. После этого Неплюев ещё некоторое время жил в Петербурге, навещаемый императрицей, которая иногда совершенно запросто у него обедала.

В 1765 году он побывал в своем родовом имении Поддубье, а затем поехал в Малороссию, но по дороге сильно занемог и выписал к себе сына Николая Ивановича, служившего в Петербурге. Состояние Неплюева было настолько слабо, что сын счёл необходимым забрать отца в Петербург. Однако Неплюеву скоро наскучила бездеятельная жизнь в столице, и он отправился в Поддубье строить храм.

В октябре 1773 года Неплюев почувствовал полный упадок сил, стал готовиться к смерти и в течение трёх дней диктовал князю Андрею Ивановичу Мышецкому и Василию Васильевичу Татищеву письмо к своему сыну Николаю Ивановичу. В числе последних наставлений особенно замечательно следующее:

«Люби своё отечество и в защищение того пользы не щади не только благосостояния, но и жизнь. Подчинённым твоим и паче крестьянам будь больше отец, нежели господин, имея присно в памяти слово Божие: «милости хощу, а не жертвы», и что они такие же люди, как и ты, кроме чинов и власти, данной тебе гражданскими законами».

Скончался Неплюев 11 ноября 1773 года на восемьдесят первом году жизни и похоронен в Поддубье, в им же построенном храме.

Автор «Деяний Петра Великого» И. И. Голиков, бывший у Неплюева домашним чтецом и знавший его в течение двадцати лет, писал:

«Сей достопочтенный муж имел разум твердый и тонкий, деятельность неусыпную, правосудие строгое и никакими пристрастиями и интересами непоколебимое…, был враг вольнодумства, суеверия, ласкательства и потаковщиков; всякие несчастья и прискорбности сносил с благодарением Богу, веруя несумненно Провидению Его, управляющему жребием смертных».

Иван Иванович Неплюев имел детей: Адриана (1712–1750) — служил послом в Саксонии и Турции, Марию (1714–1769) — была замужем за вице-адмиралом В. Я. Римским-Корсаковым, Ивана (1716–1723), Анну (1730–1790) — была замужем за действительным тайным советником президентом Камер-коллегии М. К. Луниным, Николая (1731–1784) — сенатора, первой женой которого была княжна Т. Ф. Мещерская (1730–1755), умерла в Оренбурге), а второй Агриппина, дочь двоюродного брата Петра I обер-гофмаршала А. Л. Нарышкина.

Внуки Неплюева Иван и Дмитрий (Николаевичи) стали генерал-адъютантами и сенаторами.

 


Примечания:

1). Смысловое значение каждой части герба объясняется так: корона и держава символизируют легендарное происхождение основателя рода боярина Андрея Ивановича Кобылы (он был и предком царской династии Романовых) от королей Пруссии; два креста истолковываются как знак обращения его потомков в христианскую веру; дуб напоминает обряд кумиропоклонения, которое совершали под ним в языческое время прусские, самогитские и литовские владетели. Лавровая и масличные ветви во рту льва и клюве орла символизируют славу и мир. К родам, происшедшим от боярина А. И. Кобылина, относятся дворянские роды: Боборыкины, Колычевы, Сухово-Кобылины, Шереметьевы, графы Шереметьевы и Яковлевы.

2). И. И. Неплюев был женат вторым браком на двадцатитрехлетней фрейлине Анне Ивановне Паниной, слывшей украшением императорского двора по красоте и образованности. Венчание происходило в Москве 7 октября 1741 года.

 

 



Обновлено 19.09.2012 15:46
 
Запись на прием врачу

Актуальное видео


Праздники

Праздники сегодня