30 | 05 | 2017
Книга "Возвращаясь к прошлому" - У истоков зарождения
Автор: Administrator   
09.10.2006 13:33
Индекс материала
Книга "Возвращаясь к прошлому"
Предисловие
У истоков зарождения
Ровесники Троицкой крепости
Яркая страница летописи
Перекресток торговых путей
Города великих Торжищ
Жемчужина из ожерелья
Щит порубежья, опора отечества
Город интернациональных традиций
Во славу всероссийского рынка
Предприниматели и купцы
Творящие добро и благо
Где коммерция, там и азарт
Закат караванных троп
Светоч просвещения, очаг знаний и культуры
Синематограф, театр, газеты
О земляке — великом баснописце
Заключение
Все страницы

У истоков зарождения

В предрассвете лета 1743 года, на высоком левобережье реки Уй, в переводе на русский язык означающей Дума-река, остановился лагерем экспедиционный отряд драгун под командованием бригадного генерала И. И. Неплюева. По душе пришлась округа стоянки отряда наместнику царя в Оренбургском крае Неплюеву, занятому в то время «устройством крепостей и редутов на Уйской укрепленной линии». Да могло ли быть иначе, коли во все стороны, куда ни кинь взор, от развилки рек Уя и Увельки до самого горизонта простирались в весенней голубизне «...земли, к пахоте способные, сенные покосы, рыбные озера, леса..., что к довольству и жительству людскому на всегдашнее время потребно». 
Не только благодать природная этого места, не только предполагаемое изобилие «провианта, фуража и дров» послужили поводом к тому, что И. И. Неплюев примет решение именно здесь заложить «крепость познатнее». Решение это созрело, очевидно, потому, что испокон веков в междуречье Уя и Увельки пересекались пути и тропы, проложенные торговыми караванами купцов Средней Азии, Востока и Севера.
Напрочь отвергая идею «огня и меча», которой руководствовались в колониальной политике его предшественники И. К. Кирилов и В. Н. Татищев, Иван Иванович Неплюев, осуществляя завет своего учителя Петра Великого, мечтавшего «отворить врата в полуденную Азию», отдаст предпочтение не воинской силе, а мирным торговым связям с «ордынцами».
В этом решении как нельзя лучше характеризуется облик И. И. Неплюева, убежденного сторонника реформ Петра I, как одного из талантливейших российских дипломатов, прошедшего до этого большую школу дипломатии, будучи резидентом в Константинополе, членом коллегии иностранных дел и т. д.
Являясь основателем укрепленных линий в нашем крае и 70 крепостей, в предзакатную пору своей жизни в одном из мемуарных изданий И. И. Неплюев напишет: «Устроя крепости и редуты, снабдив гарнизоны, за полезное признал и на Уйской линии построить одну крепость познатнее для того, что к той крепости прилегают киргизцы Средней Орды». А орда эта, как свидетельствует история, была не в пример богаче других киргиз-кайсацких жузов (орд). Именно на этом и строилась предусмотрительность и дальновидность политики И. И. Неплюева. Этому будет обязано в дальнейшем процветание меновой и ярмарочной торговли в Троицке.
Что касается собственно самой Ново-Троицкой крепости (таково ее первоначальное название), то она была построена по всем тогдашним правилам фортификации долговременных оборонительных сооружений. И по описанию одного из самых первых исследователей нашего края — выдающегося путешественника, географа, зоолога, ботаника, этнографа, геолога П. С. Палласа, посетившего крепость летом 1770 года, она была «довольно пространна... четырехугольная, укреплена деревянной стеною, по углам имеет разкаты и развалины (т. е. бастионы и равелины), а по фланкам (продольные стены) четыре башни. Сверх же того снабжена довольно артиллериею, рвом и рогатками».
Судя по дошедшим до наших дней архивным материалам и воспоминаниям очевидцев при зарождении крепости, первыми ее строениями были: канцелярская палата, провиантский амбар, цейхгауз, артиллерийский двор, гауптвахта, пороховой погреб, гарнизонные казармы, дом главнокомандующего (коменданта крепости) и несколько «изрядных» офицерских домов.
«В прочем,— по заверению П. С. Палласа,— кроме сих и дому таможенного директора и нескольких нововыстроенных купеческих домов, нет больше хороших жильев, все ж сии домы и прочие выстроены правиль­ными улицами, коих названия по углам на черных досках означены».
В трудах другого известного путешественника и естествоиспытателя шведа Иоганна Фалька есть строки о том. что в Троицкой крепости в 1771 году имелось «317 дворов и кромя гарнизона, состоявшего из драгун и казаков, 869 душ мужского и 815 женского пола». Все эти «дворы» и «души» располагались за крепостными стенами, ограничивающими квадрат территории в «две версты, триста девяносто сажен» между современными улицами Пионерской, им. Климова, Красногвардейской и им. Ленина.
В описаниях П. Палласа, И. Фалька и других исследователей и, в частности, сочинениях первого историка и географа Оренбургского края П. И. Рычкова заглавное место среди достопримечательностей крепости отводилось Свято-Троицкому собору.
Свято-Троицкий собор, или как его еще называли в просторечии Уйский или Старый собор, если принять во внимание первоначальное деревянное здание этого храма, то он является ровесником города, одним из немногих оставшихся свидетелей его зарождения.
Примечателен в этом отношении и тот факт, что как основателем Троицка, так и Свято-Троицкого собора был один и тот же человек — И. И. Неплюев. Это он в день большого праздника, посвященного сошествию Святого Духа на апостолов в 50-й день после Пасхи, в так называемый Троицын день нарек в 1743 году наш город в честь Святой живоначальной Троицы.
А спустя 11 лет, уже будучи оренбургским губернатором, тайный советник И. И. Неплюев, по заверению одного из современников, очевидцев пугачевского восстания А. Е. Поспелова, занятый в январе 1754 года обозрением вновь построенных его стараниями крепостей, посетит Троицк, где учредит городскую канцелярию и примет участие в «заложении великолепной каменной церкви».
В том, что в закладке этого храма участвовал лично И. И. Неплюев, кроется богатый смысл. Этим актом он как бы утверждал, что идея Петра I «открыть врата в полуденную Азию» им осуществлена, так как Троицкая крепость поистине стала «ключом к вратам азиатским».
А разве не глубоко символично и то, что в основу сооружения этого храма был положен проект прославленного, всемирно известного архитектора Доминико Трезини. Это его гению принадлежат такие чудеса архитектуры в Петербурге, как здания «12 коллегии» (ныне университет), Александро-Невской лавры и т. д.
Это он, будучи с 1713 по 1734 годы главным архитектором Петербурга, создаст одно из лучших зданий Петровской эпохи — собор Петропавловской крепости.
Грандиозная колокольня собора и ее знаменитый шпиль олицетворяли победу дерзновенной мысли Петра I, победу его смелой задумки «прорубить окно в Европу». И вот как бы в знак осуществления другой мечты Петра I об открытии врат в полуденную Азию явилось сооружение в порубежном Троицке Свято-Троицкого собора, увенчанного сравнительно высокой колокольней и устремленным в ввысь шпилем.
Этот шпиль и завершающий его позлащенный крест долгие годы были не только доминантой города, но и своеобразным маяком в безбрежной степи, видимым за многие десятки верст, долгожданным завершающим ориентиром для караван-башей, ведущих на Меновой двор Троицка караваны из Индии, Китая, из ханств и эмиратов Средней Азии.
Поскольку Свято-Троицкий собор проектировался на основе идей прославленного зодчего Доминико Трезини, то вполне понятен тот факт, что первоначально он представлял собой пятиглавый храм в стиле раннего (так называемого Петровского) барокко. Впоследствии храм достраивался, реставрировался, видоизменялся, оставаясь при этом всегда первоглавенствующим соборным храмом, самым популярным у троичан среди других одиннадцати православных храмов, имевшихся в Троицке (в дореволюционные годы).
Свято-Троицкий собор поражал своим великолепием не только троичан, но и видавших виды гостей города. Вот как, к примеру, расскажет в одном из августовских номеров 1876 года «Оренбургских губернских ведомостей» священник Николай Штомин: «В соборе все настолько прекрасно, изящно и драгоценно, что он не только равняется некоторым кафедральным соборам России, но и далеко превосходит оба собора, вместе взятых, своего губернского города... Своды и стены собора украшены масляной краской, внутри четыре массивные колонны под мрамор легкого оттенка. Посредине возвышается посеребренная люстра, по колоннам и стенам размещены богатые киоты с иконами, по большей части в серебряных вызлощенных ризах...». Каждому, кто входил внутрь этого храма, по воспоминаниям старожилов, бросался в глаза пятиярусный, как бы облитый золотом иконостас в алтаре с иконами талантливых богомазов. Огромную ценность собора представляли имевшиеся в нем украшенные драгоценными камнями чаши для причащения, дарохранительницы, кадила, кресты, ризы с икон, украшения обложек священных книг, содержащие золото и серебро... Эти драгоценности Свято-Троицкого собора, как и других троицких церквей, в голодном 1921 году были изъяты и обращены в фонд приобретения продовольствия и семенного зерна для посевов в 1922 году.
Безусловной достопримечательностью Свято-Троицкого собора был его главный колокол, весящий более 260 пудов. Ну, а что касается самого собора, как ровесника города, как свидетеля событий «веков и лет минувших», то на его памяти, если можно так сказать, масса ярких и радостных картин былого времени и, пожалуй, не меньше эпизодов трагических и горьких отметин.
Словом, все, что происходило в Троицке, что заполняло жизнь троичан многих поколений, не миновало этого свидетеля истории города, этого хранителя памяти старины глубокой. Буквально у стен собора пролегал караванный путь, а несколько поодаль велись знаменитые меновые торжища. Река Уй, в воды которой смотрится собор, была в свое время рубежом государства российского...
Не простым созерцателем, а самым что ни на есть прямым участником Крестьянской войны оказался собор в мае 1774 года. Ядра пугачевских пушек оставили тогда на нем свой след. Серьезные многолетние исследования столичных историков дают основание верить в то, что в этом соборе был крещен Иван Крылов сын Андреев, ставший затем великим русским баснописцем.
Жизнь есть жизнь, и ее суровые повороты за минувшие два с половиной века не обошли стороной и Свято-Троицкий собор. К примеру, на его долю выпадали пожары в 1842 и в 1947 годах. В 1829 году случилось попадание в здание этого храма шаровой молнии. Но, пожалуй, больше всего тяжелых испытаний перенес собор Святой Троицы в последние десятилетия. А причины их — варварское отношение к нему тех, на чьем попечении собор находился.
И все же, несмотря ни на что, собор, ровесник города, объявленный Всероссийским памятником истории, израненный, поруганный, возвышается как и сотни лет тому назад на левобережье реки Уй, дожив, наконец-то, до долгожданной поры своего возрождения.

 



Обновлено 18.10.2010 10:56
 
Новое на сайте
  1. Портсити - новый сайт о городе. Справочник о Транспорте.
  2. 3D карта Троицка
Запись на прием врачу

Актуальное видео


Праздники

Праздники сегодня